Богдан Трояновский: "Временами иду к Богу на кофе ..."

Он - человек, который решил дарить людям радость души ... И нашел для этого интересный способ - дарить ее через книги ... Бывший семинарист, с образованием психолога и богослова, сегодня известный издатель, который уже 25 лет уверенно управляет крупнейшим в Украине христианским издательством - "Светильник ". Несколько лет назад, когда его зачислили в 10-ти самых влиятельных людей в Украинской Греко-Католической Церкви, он был искренне удивлен тем фактом. Лицо скромная и добрая, так о нем говорят знакомые. Но одновременно - генератор многих смелых идей, ризикант и даже авантюрист по жизни, не боится быть смешным. Наш директор Богдан Трояновский рискнул приоткрыть для вас историю своей жизни ... Он - человек, который решил дарить людям радость души

Директор "Светильник" на пресс-конференции в агентстве УКРИНФОРМ, Киев, 2010 год. Фото из архива семьи Трояновский

- Вы родились и жили в Польше. Расскажите историю Вашей семьи. Кем были Ваши родители?

- Мои родители родом из Лемковщины, из села Куляшне, оба там родились, правда, разница возраста между ними - 11 лет. В военные годы молодым парнем отец попал в поздний набор в армию УПА, его взяли в сотни хрен. Впоследствии отец оказался в тюрьме, его приговорили к пожизненному заключению и сослали в Сибирь. Примерно в том же времени семьи моих родителей переселили из родного Куляшного на север Польши, это была пресловутая операция "Висла" в 1947 году. После смерти Сталина отец имел возможность или остаться на территории Советской Украины, или присоединиться к родным. Он решил ехать в Польшу. Там они с мамой снова встретились и впоследствии поженились.

Тогда жизнь в Польше не было простым. Украинский дискриминировали, представляли в не самом лучшем свете. Особенно плохо относились к украинским детей. Мы с сестрой среди польских дети не признавались, кем является на самом деле. Сначала я Украинская хорошо не умел говорить. Родители и родственники общались между собой лемковской наречии, но, живя в городе, мы в основном говорили на польском. Со временем начали открывать наши церкви, и это помогало объединяться украинскому обществу. В таком храме, в селе, где жили мои дедушка и бабушка после выселения, родители венчались, а меня окрестили. Каждое воскресенье мы в мост и ходили в римско-католического костела, а уже на праздники - греко-католической церкви в селе.

- А как Вы попали в духовной семинарии? Какой это повлияло на Ваше дальнейшую жизнь?

- Моя жизнь в школьные годы проходило среди различных сообществ: несколько религиозных, немного светских. Я был задействован в молодежных группах при римско-католическом храме, имел также интересен опыт встречи с баптистами. Кроме религиозных, имел и другие увлечения, интересовался, например, шахматами и даже посещал какие-то турниры.

После окончания школы мы - я и еще одно товарищ - решили стать священниками и идти учиться в духовную семинарию. Я не имел хорошего музыкального слуха, а поскольку знал, что в греко-католической церкви нужно много петь, то подумал, что буду поступать в римско-католической семинарии. Но когда о таком намерении узнал наш тогдашний настоятель, отец Юлиан Гбур (уже покойный епарх Стрыйский - авт.), То поговорил со мной и порекомендовал поступать в римско-католической семинарии в Люблине, где учились также греко-католики. Он заверил, что я могу быть греко-католическим священником без какого-то особого музыкального слуха. И я был тем очень удивлен (смеется). В семинарии я прошел хорошую школу патриотически религиозного воспитания. Однако после трех лет обучения понял, что что-то не так, что призвание к священству не до конца мое. Тогда перевелся на психологию в Люблинском католическом университете и еще факультативно изучил богословие. Но постоянно находился в среде украинских студентов, которые, подобно мне, были детьми людей, выселенных из родных земель во время операции "Висла".

- После обучения Вы сразу решили организовать издательство?

- Я чувствовал себя Украинской, идти на работу в польское среда не очень хотелось. Мне и моим друзьям-Украинской была близка церковь, важные ценности и хотелось как-то послужить этом. Мы обдумывали, что можно было бы такого делать, чтобы быть полезным церкви? Решили, что попробуем начать с издания общественно-религиозного журнала. Это был 1987 год. Журнал назвали "Светильник" - это слово означает сочетание светильник и зеркала. С точки зрения сегодняшнего дня, сам журнал был немного примитивный, даже наивный. Но это была первая попытка. Хотели доносить до людей духовное, отражать Божью мудрость. Мы доставляли журнал семинаристам, которые уже передавали его своим греко-католических приходов в Польше. Такую издательскую деятельность вели не вполне легально, печатать помогали нам польские подпольщики, но с какими-то политическими интересами мы с ними не пересекались. Все набирали на печатной машинке. Это был некий религиозный "самиздат": 300 - 500 экземпляров одного выпуска.

Так случилось, что в 1988 году я поехал в Рим на празднование тысячелетия Крещения Руси и там узнал, что для издательства журнала Канцелярия Патриаршей курии хочет подарить компьютер и ксерокс. Пользоваться "макинтошем" учил меня наскоро в Риме отец (сейчас уже владыка) Глеб Лончина, и за неделю я овладел основания. Но как перевезти технику к коммунистической Польше? По правилам, должны задержать такое перевозки как контрабанду. Удалось, и до сих пор считаю это же чудом. Женщина на таможне осматривала наш "товар", а брат-студит, ехавший с нами, в то время молился. Коробку с компьютером и ксероксом так и не открыли. И так мы начали в Польше выдавать первые брошюрки, начали думать о книгах.

- А когда Вы решили переселиться во Львов?

- В 1989-м мы стали чаще ездить в Украину. В том времени я познакомился с отцом Севастьян Дмитруха, студитом из Львова. Он приглашал останавливаться в него. В начале мы разными способами возили через границу религиозные книги, ведь здесь ничего не было. Постепенно начали понимать, что есть смысл сразу печатать в Украине, но еще не знали как. Важным этапом этой издательской истории был момент, когда к нам в Польшу, на одну из встреч, приехал молодой студент из Америки Борис Гудзяк и, зная, что мы занимаемся издательским делом, заказал молитвенник на первый съезд "Украинская молодежь - Христу". Мы напечатали их в Кракове и перевезли через границу в Украину. Это был 90-й год, понемногу все менялось. Тогда я и познакомился со своей будущей женой, львовянкой. Так все совпало, а я подумал: какая из меня толк в Польше, где многие богословы, психологов тоже хватает ... А здесь, во Львове, стоит начинать полезную работу. Когда приехал работать сюда, сначала помогал в канцелярии Львовской епархии, а потом начал возвращаться к издательскому делу ... На горизонте снова появился в. Севастьян и предложил открывать издательство при студитском монастыре. У меня были уже новые львовские друзья, которых я "заразил" издательским вирусом - и ... "Светильник" заиснувало уже Украина.

- Как и где Вы познакомились со своей женой? Может с тем связана какая-то романтическая история?

- Не знаю, так ли очень романтична. Ярина была среди тех, которые готовили музыкальную часть к съезду "Украинская молодежь - Христу" и исполняли песни. Так, при случае, мы и познакомились.

- На съезде, видимо, было много девушек ... Чем поразила Вас именно госпожа Ярина?

- Это трудно сказать. Хм ... Что-то настолько хорошо не помню (смеется). Я бы одним словом, наверное, и не мог сказать. Все события, что тогда происходило, нам и сблизили. Мы не встречались долго. В сентябре мы познакомились, а уже в январе - поженились. Помню, что когда был признаваться, то виз цветы из Люблина. В те времена в Украине не было красивых цветов, я в Люблине заказал целую корзину роз. С теми цветами ехал сначала автобусом, потом - поездом "Перемышль - Львов". А это было еще в декабре. Проводница спрашивает: "Куда вы везете цветы?» А я говорю, что буду признаваться. "Но вам их заберут, когда будем на границе", - сказала, а потом взяла их и отнесла куда в свое укрытие. Цветы могли забрать, потому что их, кажется, нельзя было перевозить. Затем, уже когда приехал во Львов, бабушки в троллейбусе уступали место, лишь бы я довез те цветы. Приехал уже вечером и звоню Ярине, что должен прийти к ним домой. Ярина удивляется: чего сейчас, лучше уже завтра. А я больше всего боялся, что цветы завянут. Мой вечернее визит был неожиданный для Ирины и ее мамы, но когда увидели меня с розами, то змьякнулы. Потом оказалось, что цветы еще две недели выглядели как свежие.

- Не было Вам тяжело, еще и в бедных 90-х годах, адаптироваться к украинской среде?

- Вспоминаю, что не было все слишком трудно, скорее было интересно. Сначала не знал, что и где приобрести. В магазине была только морская капуста. Впоследствии узнал, что купить масло, хлеб, сыр и прочее можно на базаре. Что-то подсказала Ярина, немного "научил" общежитие, в котором я жил в начале своего пребывания во Львове.

- Вы воспитываете две дочери. Или ваши дети любят читать? И есть рецепт на то, чтобы передать детям любовь к книге?

- Интересная вещь, потому Цветок (старшая дочь - авт.) Не слишком любит читать, Ксения, младшая - любит. Много и разного читает. И я не знаю, от чего это зависит. Цветке нравится музыка, поэтому пошла в эту сферу, занимается хоровым пением. Она читает, но это не восторженное чтения. Думаю, кто-то любит одно, а кто-то - что-то другое. И здесь не выразительного рецепта. Может не все имеют призвание к чтению

- А призвание к приготовлению? Вы для родных готовите есть? Может что-то с свичадивського бестселлера "Кулинарные секреты сестры Ольги"?

- Я пробовал готовить. Первое, что я когда приготовил моей, тогда еще будущей жене, когда она приехала в Люблин, была яичница с луком. Очень ее люблю. Хотел Яровое чем-то вкусным поразить. А она именно этого блюда, оказалось, не любит. Немного мучалась, когда ела ... Увы, но я хорошо варить не умею. Зато моя женщина имеет настоящий кулинарный талант. Ну, тогда зачем буду мешать женщине? У нее все получается вкусно. Я действительно очень мало помогаю ей на кухне, разве как попросит яблоки очистить до пирога.

- Итак, таланта готовить не имеете, но зато у Вас открылся талант к написанию. Вы создали книгу "В Его объятиях", хотя часто в интервью говорите, что писать не умеете ...

- Не то, что не умею, мне тяжело писать. Я не легкой руки. Когда мы издавали книги Бруно Ферреро, нам не хватало сюжетов. И я говорю на издательской совещании: "Может кто-то в Украине найдется и писать такой тип историй? Не должно быть какой-то суперавтор. Просто нужно собрать истории из жизни ". Мне ответили: "Ну, как такой мудрый, то попробуй сам». Это меня кольнуло. Думаю, попробую. Долго мне проба шла. Два или три года. Трудно было, но написал. Хотел анонимно подать на рассмотрение издательского совета, но кто-то, кажется, проговорился, что это мое. И так я стал автором. Книгу издали, хотя сегодня, на перспективу времени, я бы написал несколько иначе.

- Планируете совершенствовать свой талант в следующей книге?

- Возможно. Как-то отец Юзеф Августин, иезуит из Польши, известный автор книг, сказал мне: "Да ... Пишу книгу, стесняюсь, и тогда пишу вторую, чтобы была лучше". "О, то Вы тоже стыдитесь своих книг?» - спрашиваю, потому что мне очень стыдно за ту свою. А отец отвечает: "Это нормальное явление. Не переживайте ". Так он порадовал меня. Но, думаю, большого писателя из меня не будет. Не надейтесь.

- Ваша жена в одном из интервью сказала, что Вы релаксирует на работе ... Разделяете время работы и время отдыха?

- Видите ли, если человек делает что-то, что ей нравится, то это тоже какая-то форма отдыха. А я люблю свою работу. Однако настоящий отдых - это когда делаем что-то другое, чем обычно. И поэтому я люблю иногда поехать на дачу, люблю плавать. Временами могу пойти с детьми в кино. Хожу на курсы танцев, которые организовала наш профсоюз, это немного психологически разгружает. Также люблю утром побегать, особенно зимой.

- И как часто вы бегаете? Как Вам удается утром проснуться?

- Стараюсь бегать пять раз в неделю. Ставлю будильник на мобильном на пол шестого. Первый раз выключаю. За 10 минут - снова звонит и уже во второй раз встаю. Просто нужно привыкнуть. Зимой бегать особенно приятно, тогда просыпаешься окончательно.

- Вы в издательстве управляете большим количеством людей. Что должен уметь или знать человек, за которым следуют другие?

- Когда я думал, что человеку для этого нужны способности, таланты. На своем примере вижу, что это не всегда так важно. Я много могу себе забросить в плане организации труда. Думаю, что важно то другое. Основной цель и цель, к которой надо идти. Например, издавать книги - это хорошее дело. Я хочу выдавать и кто-то другой хочет. Объединились - и уже есть сообщество, и уже что-то можно делать вместе. Если ты до конца чего-то не умеешь, это компенсирует другой. Важна готовность идти к общей цели.

- Каждое воскресенье после Литургии продаете в храме, к которому ходите, продукцию "Светильник". Директор, становится за прилавок. НЕ стесняетесь?

- Я считаю, что стесняться любой труда не надо. Я попытался продавать книги сам, чтобы понять, как люди реагируют, что читают, как воспринимают наши книги. Это для меня хорошая школа жизни: определенный маркетинговый опыт, возможность непосредственного контакта с читателем. Продавцы говорят, что бывают очень неприятные клиенты. Я очень досадных еще не было. Преимущественно они симпатичные и интересные. То такое мое хобби. Мне нравится показывать книги людям, то им советовать.

- Вы вид оптимистичной человека. А как преодолеваете жизненные разочарования?

- Очевидно, переживаю какие-то разочарования, неудачи. Когда сильнее переживал, сейчас уже меньше. Теперь понимаю, что это подарки от Бога. Поясню это так: когда ребенок лезет к открытому окну на 9-м этаже, ее надо притормозить и иногда даже дать пощечину. Мне кажется, что Бог дает нам разочарование в форме такого пощечину. Они нас к чему-то побуждать или от чего-то предостеречь. И Бог нам это посылает тогда, когда нужно, когда что-то в жизни не так или надо что-то изменить. Нужно на это смотреть позитивно, перестать беспокоиться. Я, конечно, переживаю, но по крайней мере учусь переставать. Надо сесть с Богом на серьезный разговор. Сказать: "Что-то случилось. Что с этим делать? »И всегда находится выход. Будете страдать неделю - две, чувствовать себя плохо, но потом начнете понимать, почему это было нужно.

- А как часто Вы серьезные разговоры с Богом? ...

- Ну ... часто. Потому что с Ним бывает по-разному. Временами иду к Богу на кофе. Я пью свой кофе, Он - свою, и мы разговариваем. Не знаю, как объяснить тот разговор ... Считаю, что мы Богу можем говорить разные вещи, даже не всегда приятные, только не молчать. Можем иметь к Нему претензии или сожалению. Не стоит только отворачиваться от Бога. Я тоже имею к Нему много претензий. Например, мало помогает в определенных вопросах. (смеется) Временами я так немного ссорюсь с Ним. Хотя я понимаю, что в конечном итоге то, что нужно, то и получаю.

Есть одна вещь, которую от нас никто не отнимет - это наши отношения с Богом. Ну потому что Бог есть. Если мы в это верим, то все, что с нами происходит, с Ним исправлены. Он в курсе дела. Но мне не всегда удается полностью доверять Богу.

- Издательству "Светильник" уже 25 лет. Не возникало ли у Вас желание бросить все и заняться чем-то другим?

- Временами хотелось бы, чтобы кто-то другой стал директором (смеется). Есть даже усталость. Но чем-то другим, кроме издательского дела, заниматься не хотел бы. Я думаю, что работа, которую мы здесь делаем, будет иметь продолжение.

Говорили: Иванка Рудакевич и Оксана Антонов

© журнал "Кана" №2 2013

Кем были Ваши родители?
А как Вы попали в духовной семинарии?
Какой это повлияло на Ваше дальнейшую жизнь?
После обучения Вы сразу решили организовать издательство?
Мы обдумывали, что можно было бы такого делать, чтобы быть полезным церкви?
Но как перевезти технику к коммунистической Польше?
А когда Вы решили переселиться во Львов?
Как и где Вы познакомились со своей женой?
Может с тем связана какая-то романтическая история?
Чем поразила Вас именно госпожа Ярина?